cand_orel wrote in myphototravel

Category:

Орёл. Собор Архангела Михаила

Чуть еще из «карантинных» прогулок по Орлу; время походить было, погода располагала, а мест для посещений и услады глаз хватает. 

Расположен в центре города Орла на правом низком берегу реки Орлик в бывшей Посадской слободе Орла. Представляет из себя одну из лучших построек зрелого классицизма в Орловской области. 

В 1678 году посадскими людьми Овчинниковым и Грибачевым был построен каменный храм Успения Пресвятой Богородицы с колокольней. Позднее, в 1730 году, рядом с ним для зимнего богослужения купцом Калашниковым была выстроена каменная церковь Св. Архистратига Михаила. К концу XVIII в. оба храма стали тесны для выросшего прихода, и, к тому же, обветшали, поэтому их разобрали и начали строительство более вместительной церкви.

Новый храм во имя Успения Пресвятой Богородицы с двумя приделами — Св. Архистратига Михаила и Св. Иоанна Воина был заложен 19 сентября 1801 года. В 1803-м была построена трапезная с двумя престолами. Окончательно работы были завершены в 1817 г. С окончанием строительства храма Орел получил красивейшую и на довольно длительное время самую вместительную (до постройки Покровской и Смоленской) церковь в городе. С этого времени Михаило-Архангельская церковь, хотя и не являлась соборной, использовалась для проведения различных торжественных мероприятий. Соперничать с ней мог только Петропавловский собор, заложенный в 1797 году, однако его строительство ремонты и переделки продолжались довольно долго.

В сентябре 1823 года Орел посетил Император Александр I, в честь которого здесь было совершено богослужение. В январе 1826-го в ней же покоилось тело умершего Государя, когда его везли из Таганрога в Петербург. 

Наиболее ценной и почитаемой иконой в храме издавна была Страстная икона Божией Матери, заключенная в серебряную позолоченную ризу. В 1905 году деревяный иконостас храма заменен на мраморный.

При церкви действовала церковно-приходская школа, открытая в 1890 году купцом И. И. Власовым, имелась также богадельня, существовавшая на вклады купца А. Ф. Кулабахова. С церковью Св. Михаила Архангела связаны жизнь и творчество Л. Н. Андреева. Здесь его крестил священник Андрей Казанский, который послужил прототипом отца Игнатия в рассказе Андреева «Молчание». Храм фигурирует в рассказах «На реке», «Гостинец», «Баргомот и Гараська», «Весенние обещания», очерке «Когда мы мертвые просыпаемся», автобиографической пьесе «Молодость». Эта церковь стала для Л. Андреева символом Орла и родины. В разное время храм посещали Н. С. Лесков, И. А. Бунин и другие писатели, неоднократно упоминавшие его в своих произведениях.

В 1920-х годах летнюю половину церкви отдали под музей религиозных искусств (просуществовал здесь до начала 1940-х гг.), а трапезную временно оставили для богослужения. 

В 1989 году храм передан во владение общины верующих. 6 января 1990 года вновь освящен епископом Орловским и Брянским Паисием. В 2004-2005 годах проведена масштабная реставрация храма. В конце 2005 года установлен новый иконостас. 

Как уже говорилось, храм расположен на берегу реки Орлик...

Орлик (до 1784 — Орёл) — река в России, протекает в Орловской области. Устье реки находится в 1390 км от устья реки Ока по левому берегу. Длина реки составляет 66 км, площадь водосборного бассейна 544 км².  Орлик берёт начало у деревни Сорокина Краснорябинского сельского поселения Хотынецкого района Орловской области и завершает свой путь, впадая в Оку в историческом центре города Орла.

Из исторических памятников рядом с храмом располагается шикарный памятник нашему земляку — Лескову; а так же героям его произведений.

Николай Семёнович Лесков (4 февраля 1831, село Горохово, Орловская губерния — 21 февраля 1895, Санкт-Петербург) — русский писатель, публицист, литературный критик. Долгое время публиковался под псевдонимом Стебницкий. В отличие от других крупных русских писателей своего времени, не принадлежал к столбовому дворянству; в сфере его интересов находились иные сословия. 

В лесковской прозе отразились традиции как духовенства (житийные мотивы, церковная книжность), так и мещанства (авантюрные сюжеты, лубочная культура). Часто работая в технике сказа, придавал большое значение нюансам интонации, установке на непридуманность рассказанного, избегал простановки однозначных оценок. В своих произведениях создал обширную галерею праведников из народа. Склонность Лескова к неожиданным развязкам (пуантам) ярко проявилась в святочных рассказах и новеллах-анекдотах. 

Современники ценили Лескова как непревзойдённого знатока русской провинциальной жизни и в этом отношении ставили его в один ряд с Писемским. Вместе с тем прогрессивная критика не могла простить Лескову нападок на послереформенное поколение радикалов («революционных демократов»), именуемое им нигилистами. Так, Салтыков-Щедрин заявлял, что Лесков (Стебницкий) излишне любит жаловаться на упрёки и нападки со стороны «врагов и недоброжелателей», что он постоянно преувеличивает и даже выдумывает упреки в свой адрес, чтобы использовать их в качестве повода для «ответных» нападок на русских «нигилистов»: Это всё, разумеется, напраслина, потому что г-ну Стебницкому сроду никто никогда упрёков не делал, и сам г. Стебницкий это очень хорошо знает; но эти упрёки ему нужны. Нужно с чем-нибудь подойти к читателю, он и выдумал эти упрёки. <…> Нигилизм для него — это поэма всей его жизни, это нечто вроде «Потерянного рая». Ни один из его героев — ни одна Платонида, ни один Овцебык не существуют в его глазах сами для себя; всё это призраки, которые дают только повод вызвать другой, ненавистный, но вечно милый призрак: призрак нигилизма. В пользу этого призрака он жертвует всем: и запасом своей наблюдательности, и теми проблесками дарования, которые, по временам, пробиваются в его произведениях.

Л. Н. Толстой говорил о Лескове как о «самом русском из наших писателей». «Лескова русские люди признают самым русским из русских писателей и который всех глубже и шире знал русский народ таким, каков он есть», — вторит этому мнению Д. П. Святополк-Мирский (1926). Многие исследователи отмечали особое знание Лесковым русского разговорного языка и виртуозное использование этих знаний:  Как художник слова Н. С. Лесков вполне достоин встать рядом с такими творцами литературы русской, каковы Л. Толстой, Гоголь, Тургенев, Гончаров. Талант Лескова силою и красотой своей немногим уступает таланту любого из названных творцов священного писания о русской земле, а широтою охвата явлений жизни, глубиною понимания бытовых загадок её, тонким знанием великорусского языка он нередко превышает названных предшественников и соратников своих. Максим Горький

Основная претензия литературной критики к Лескову в те годы состояла в том, что казалось ей «чрезмерностью накладываемых красок», нарочитой выразительности речи. Это отмечали и писатели-современники: Л. Н. Толстой, высоко ценивший Лескова, упоминал в одном из писем, что в прозе писателя «… много лишнего, несоразмерного». Речь шла о сказке «Час воли божией», которую Толстой оценил очень высоко, и о которой говорил: «Сказка всё-таки очень хороша, но досадно, что она, если бы не излишек таланта, была бы лучше».

Недалеко расположен памятник генералу Ермолову. 

Алексей Петрович Ермолов (24 мая 1777, Москва — 11 апреля 1861, Москва) — русский военачальник, государственный деятель и дипломат, участник многих крупных войн, которые Российская империя вела с 1790-х по 1820-е. Генерал от инфантерии (1818), генерал от артиллерии (1837). Главноуправляющий гражданской частью и пограничными делами в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях; командующий Отдельным Грузинским корпусом (1816—1827). Автор мемуаров.

Ермолов родом из небогатых дворян Орловской губернии. Его отец, Пётр Алексеевич Ермолов (1747—1832), был помещиком, владельцем небольшого имения в 150 душ в Мценском уезде Орловской губернии. В царствование Екатерины II он занимал должность правителя канцелярии генерал-прокурора графа А. Н. Самойлова, а с вступлением на престол Павла I, вышел в отставку и поселился в своей деревне Лукьянчикове. Мать — Мария Денисовна Каховская, урождённая Давыдова, находилась во втором браке за его отцом, в первом же браке была за генералом Михаилом Васильевичем Каховским, от которого имела сына и двух дочерей. По отзывам современника, была «барыня умная, но капризная и никого не щадила злословием». По матери Алексей Ермолов находился в родстве с Давыдовыми, Потёмкиными, Раевскими, Орловыми и Каховскими. Знаменитый партизан и поэт Денис Давыдов доводился ему двоюродным братом.

Правый придел орловской Свято-Троицкой церкви — фамильная усыпальница Ермоловых. Сооружён 15 октября 1867 года на средства, выделенные императором Александром II в память великих заслуг генерала от артиллерии Алексея Петровича Ермолова. Рядом с ним покоятся его отец Пётр Алексеевич (1748—1832), сын генерал-майор Клавдий Алексеевич (1823—1895) и невестка Варвара Николаевна (1825—1897).

В Орле, где похоронен Ермолов, в 1911 году по решению городской Думы именем А. П. Ермолова была названа улица, ведущая от городского парка к его могиле, а также было объявлено о сборе средств на установку памятника генералу. Деньги на памятник собрали и немалые, однако сначала помешала Первая мировая война, а затем Октябрьская революция окончательно похоронил эти планы. С 1924 года улица Ермолова носит название Пионерской, а улицей Ермолова назвали другую улицу, где находится дом отца Алексея Петровича.

Вторую попытку установить памятник предприняли почти через 100 лет. Одной из центральных площадей города (напротив кинотеатра «Октябрь») в 2003 году присвоено название «площадь Ермолова». На площади Ермолова разбит живописный сквер, где 4 июня 2002 года был заложен камень с памятной надписью, что на этом месте будет открыт памятник Ермолову. В июне 2012 года камень демонтировали, и началось возведение постамента для памятника. В июле памятник привезли к месту установки. Памятник А. П. Ермолову в Орле был открыт 27 июля 2012 года. Высота скульптуры составляет пять с половиной метров, постамента — четыре метра.

На площади расположена Орловская классическая гимназия, была образована из Главного народного училища 17 марта 1808 года. Орловская классическая гимназия была образована из Главного народного училища. Каменное двухэтажное здание было выстроено в 1796 году специально для Орловского главного народного училища, но оказалось вполне приемлемым и для гимназии.

Однако с преобразованием последней в 1833 году (по Уставу 1828 года) в 4-классную оно уже не было достаточно просторным для увеличившегося числа учащихся, включая и учащихся благородного пансиона (благородный пансион при Орловской гимназии существовал с 1835 года (на улице 2-й Курской) и содержался за счёт Государственного казначейства и, частично, за счёт дворянства губернии. В 1850 году в ней учились 153 человека (из них 124 - дворянских детей) После открытия в 1861 году трёх низших параллельных классов в ней насчитывалось уже 244 человека (из них, дворян — 196, из духовного сословия — 9; остальные из сословий податных состояний). В 1861 году на расширение здания было сделано пожертвование карачевским дворянином гвардии ротмистром Н. В. Киреевским. Учёба в гимназии шла в 60—70-х годах XIX века в течение восьми лет; последние три года обучение хотя и проходило на одном из двух отделений — филологическом или естественно-математическом, но знания, даваемые на каждом отделении, носили общеобразовательный, а не специальный характер: Закон Божий, русский, латинский, греческий языки, математика, естествознание и физика, история, география, немецкий и французский языки, рисование, черчение и чистописание. 

Ознакомится со списком великих и знаменитых выпускников можно здесь:

Почему-то не упомянуты:

— Лесков, Николай Семёнович (учился в период 1841—1846 годы и получил свидетельство об окончании только двух классов);

— Мясоедов, Григорий Григорьевич;

— Русанов, Владимир Александрович (в 1887—1889);

— Соловцов, Николай Николаевич;

— Акулов, Николай Сергеевич (в 1910—1918).

Ныне в здании гимназии (пер. Воскресенский, д. 3) располагается исторический факультет Орловского государственного университета. 

Недалеко расположена музыкальная школа и установлен памятник орловскому композитору Калинникову.

Василий Сергеевич Калинников (1 января 1866, село Воины, Орловская губерния — 29 декабря 1900, Ялта) — русский композитор. 

Стиль Калинникова продолжает традиции русской музыкальной классики (композиторов «Могучей кучки» и П. И. Чайковского). Наиболее известное сочинение Калинникова — Первая симфония g-moll, написанная в 1895 году и посвящённая Кругликову. Впервые исполненная на концерте Русского музыкального общества в Киеве, она имела огромный успех и вскоре прочно вошла в репертуар как отечественных, так и зарубежных оркестров. 

В увертюре Калинникова «Былина» звучит тема, начальными тактами совпадающая с мелодией гимна СССР, что породило утверждения о том, что Александров не является подлинным автором современного гимна России. Время сочинения увертюры, обычно датируемой 1893 годом, известно лишь предположительно: при жизни композитора она не исполнялась и была восстановлена по оркестровым партиям, сохранившимся в Государственном центральном музее музыкальной культуры. Впервые она была исполнена по радио 26 июля 1950 года оркестром под руководством С. Горчакова; сама партитура издана в 1951. Нет никаких данных о том, что автор советского гимна, к тому времени уже умерший, имел возможность ознакомиться с «Былиной» в архиве. 

Информацию почерпнул с сайта Орловской Епархии http://www.orel-eparhia.ru/objects/territory/orel/michaila-archangela; и из Википедии.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.