August 19th, 2012

Дед
  • babs71

Нижний Новгород. Большая Покровская улица.

Сегодня мы совершим небольшую вирутальную прогулку по главной пешеходной улице Нижнего Новгорода - Большой Покровской, от площади Минина и Пожарского до площади Максима Горького.
Начнем с фонтана, построенного в 1847-м году. Рядом с ним сидит бронзовый горожанин:

Смотреть дальше...
Привет!

Бодрум. Не туристическая Турция

Пенной дискотекой  белых домиков, Бодрум лениво спускается с пухлых кудрявых холмов узкими переулочками к хрустальному аквамарину Эгейского моря.

 Солнце глядится в блестящие , упругие бока белоснежных яхт,  умывает свои лучики в соленом, прозрачном аквариуме, на доли секунды заискрившись янтарем в ленивой синеве

И плотно оседает в пузатом бокале пунцового обжигающего турецкого чая.

Достигая кромки стеклянной воды, город разваливается как ленивая стамбульская кошка, сворачиваясь огруглостями заливов и вытягиваясь бесконечностями побережья.

Беззастенчиво глядит на вас обветрившимися голубыми ставнями и дурманит запахами ванили, жареной рыбы, пряными кебабами и чем-то совсем неуловимым, что надолго оседает на губах и в душе ветреным послевкусием.

Чтобы вечером игриво замигать разноцветьем, грохнуть музыкой и зайтись в цунами безудержной, бьющей о берег, через край, выше плоских крыш, неповторимой энергетикой города, которому больше 3 000 лет.

01
DSC_1806

Collapse )


Монастыри и винодельни в окрестностях Иерусалима

Итак ажиотаж до, после и вокруг Рамаллы исчерпал себя, пора возвращаться в более спокойные края. Поэтому вернувшись из так называемой столицы Палестинской Автономии, я решил удалиться в монастырь, чтобы обрести там тишину, уют и покой. Ну а заодно проверить вино местного производства.

IMG_2737

Читать дальше - http://lorien22.livejournal.com/194155.html#cutid1
Павел Альтман

Крепость Траусниц в городе Ландсхут

Еще одним городом кроме Регенсбурга, куда мы решили заехать по дороге из замка Вернберг в Мюнхен, был Ландсхут. В первую очередь город известен крепостью Траусниц, в которую мы и направились.




Читать дальше...
mask

Орвието: на скале, под облаками

Умбрия не менее красочна и живописна, чем Тоскана. Тоскана более размыта, акварельна и улыбчива, как Джоконда, в ней много переливающихся оттенков розового и золотого. Умбрия – земля охры, терракоты и скальных оттенков серого. Музыка Тосканы – веселая тарантелла, а Умбрия – меланхолична, она будто бы старше, мудрее и печальней. Ее песни – минорные напевы аккордеона и мандолины о несчастной любви и одиночестве, о возлюбленных, что уехали и не вернулись, о войне, о мире, о тихих радостях семейного очага и о древнем городе на холме, что величаво плывет по каменному небу в рубиновых отблесках закатного солнца.
Про Орвието, его жителей, его традиции, кухню и уклад я начиталась у Марлены де Блази, замечательной американской писательницы, которая почти в пятьдесят лет уехала в Италию, чтобы выйти замуж за своего возлюбленного – венецианца. Они жили сначала в Венеции, потом – в Тоскане, а затем переехали в Орвието. Ее книги буквально пронизаны радостью, солнечным светом, любовью к людям и всему самому вкусному в жизни. По ее книгам я училась готовить итальянские блюда. Уж во вкусностях сеньора Марлена знает толк: она же не только писатель, она - талантливый повар!
Древний каменный город виден с автострады. Орвието вырастает, как ковчег, прямо из скалы, и дома в нем построены из вулканического туфа. Этот город был первой столицей этрусков, еще в доримские времена.
Знаете, у этрусков был такой обычай – собирать слезы в специальные сосуды. У всех женщин, детей и даже у мужчин были такие кувшины, или, скорее, вазочки в форме кубка. Плача, этруски подносили к глазам вазочку и собирали в нее слезы. Они верили, что когда слезы льются из души, то она тает, и терять слезы – все равно, что терять душу. Они собирали лепестки роз и фиалок, растирали их со слезами и умащали, как драгоценными благовониями, тех, кого любили.
Мне подумалось: если бы я жила в Орвието, то была бы так счастлива, что плакала бы от радости каждый день. Интересно, сколько вазочек мне понадобилось бы?...

Мы заехали в Орвието уже под вечер – купить вина, фруктов и сыра, погулять по улицам, посмотреть на знаменитый Дуомо, посвященный Святым Марии и Костанцо. Солнце клонилось к закату, окрашивая серо-коричневые фасады в цвета чайной розы и граната. Даже камни мостовой были розовыми, и это вовсе не фотошоп, поверьте! К тому же мне очень хотелось найти тот самый дом, который украшает обложку книги Марлены де Блази «Умбрийская сказка». Почему-то я была уверена, что найду.
И нашла, представьте! Совершенно случайно заглянула в старинную полутемную арку на узкой виа дель Дуомо. Прямо за аркой скрывалось уютнейшее патио, и я чувствовала себя преступницей, нагло вторгшейся в чужие владения… Но никто меня не прогнал и не кидался битыми горшками (хотя я спинным мозгом чувствовала, что за мной пристально следят из полуоткрытого окна). Наскоро сделав пару кадров, я ретировалась, но если бы вы знали, как же мне хотелось зайти в этот дом, которому как минимум четыре сотни лет, поболтать с хозяйкой, выпить бокал Orvieto Classico и ощутить себя частью города, хоть на мгновение.

Пусть даже это самообман, но кто из нас хоть однажды не обманывал себя?...

По улицам бродят милейшие коты. Мне показалось, что к ним здесь относятся, как к священным духам Умбрии – ласково и почтительно. Кто знает, может, они прямые потомки этрусских божеств?
Еще хотела сказать про Дуомо: он потрясающий, его строили четыреста лет, начали в 13-м веке, а закончили в 17-м.. Он огромен, и пьяцца кажется маленькой и робкой, словно сжимается в тугую рамочку под пристальным взглядом колосса. Он целиком поглощает внимание, от его величия кружится голова. Он загадочен и странно-полосат, как будто на него надели тельняшку. Эти полосы – чередование белого мрамора и черного базальта – создают неповторимый облик одного из самых больших кафедральных соборов в Европе.

Вино было куплено на пьяцца дель Пополо, где мне удалось поболтать по-итальянски с пожилой сеньорой, которая поведала мне, что в Орвието производят в основном белые вина. "Какой у вас сыр?" – строго спросила она. “Pecorino nero”, - гордо заявила я, поскольку вожделенный трофей был найден в местном COOP’е. «Знаете, я просто хочу Орвието классико!» Дама улыбнулась. Какие же они смешные, эти туристы! Толпами пробегают по улицам, скупая керамику, обувь, вино и сыр, фотографируются на фоне Дуомо, заказывают фетуччини с грибами в местном ресторанчике и скрываются в своих автобусах, чтобы увезти в ночь частичку Города.
Но как ей сказать, что я давно уже оставила в Орвието частичку своего сердца? И не сейчас, а еще тогда, когда поглощала одну за другой чудесные книги Марлены де Блази, когда в ливни и метели бегала на уроки итальянского к Анджело? Когда представляла себе, как я приеду, как поглажу ладонью шершавые камни, как сяду на ступеньки рядом с ратушей у церкви святого Андрея и буду смотреть на ее двенадцатигранную колокольню? Но вместо этого я выпалила: «Я покупаю местное вино и оливковое масло в каждом городе Италии, где мы были!» Опять усталая улыбка, и мне вынесли желанную бутылку 2007-го года.

Это изумительное вино мы до дома не довезли, увы: оно было выпито в тот же вечер, уже в Риме, под гриссини (это итальянские хлебные палочки), черный пекорино и виноград. Вино было сказочно-прекрасно, светилось золотом и сияло волшебством.
Как и город, в котором его произвели.

Collapse )
estelada

Барселона, Фестиваль Грасии (Festa Major de Gràcia) 2012

Фестиваль Грасии (Festa Major de Gràcia) - один из самых зрелищных и, пожалуй, самый веселый из всех барселонских праздников. Каждый год в начале августа жители этого молодежно-богемного района Барселоны бросают все свои дела - но не ради того, чтобы уехать в отпуск, как поступают 99% остальных барселонцев. На протяжении нескольких недель жители Грасии трудятся в поте лица, чтобы во второй половине месяца их улица могла поучаствовать в конкурсе на звание самой красивой в районе.
Каждая улица имеет свою тему. Например, главная площадь Грасии в этом году превратилась в цирк:


Смотреть полностью: