kgbudkin (kgbudkin) wrote in myphototravel,
kgbudkin
kgbudkin
myphototravel

Categories:

Индия, Северный Гоа, январь 2016. Обитатели.

По приезде в Мандрем нам показалось, что вокруг вообще одни русские. Ну, может, с редкими вкраплениями индийцев (кто сказал, что их 1,2 млрд.?!). Родные лица, родная речь. Объявления и вывески на русском.



В соседнем Ашвеме - ресторан "Борщ". В магазинах классная местная молочка серии "ВкусНяшка". Да, кстати, шарики "Раффаэлло" из этой самой серии мне понравились больше, чем всем известный оригинал! Они крупнее, нежнее, сделаны из кокосовой мякоти и кешью. Улёт!

Потом уже разглядели, что помимо соотечественников наличествуют также немцы, британцы и прочие англоговорящие. Изредка слышали французскую речь, а пару раз даже испанскую.

Гулять по гоанскому пляжу - отдельное удовольствие, кого там только не увидишь.




Серферов.



И кайтеров.





Рыбаков, уходящих в море.



Или пришедших с уловом.



Смешанные семьи, как, например, эту, где муж индиец, а жена - белая. С детьми она говорит по-английски.



А это она со свекровью.



Конечно же, йоги.









Разные прочие физкультурники.



Дяденьке хорошо за шестьдесят, а то и за семьдесят. Хотел бы я так выглядеть через пару десятков лет.



Ищущие просветления.



Штуковина, которую держит индиец рядом с головой девушки, это так называемая "поющая чаша". Когда по ее внутренней поверхности проводят специальным пестиком (он у парня в левой руке), рождается очень своеобразный протяжный звук низкого тембра. Чаши эти широко используются для релаксации, медитации и даже некоторых лечебных практик.

Колоритная местная торговка.




Отважные спасатели на моем любимом красном джипе "Махиндра".



Вообще спасатели там - штука довольно забавная. Кого и как они могут спасти, мне невдомек. Сами индийцы заходят в воду максимум по грудь, женщины, вдобавок к тому, еще и в каких-то халатах. Плавающими я их не видел ни разу. Я сначала понять не мог: отплыл в море метров на полтораста, мимо идет прогулочная лодка с дюжиной индийцев, так они на меня глазеют и радуются, как дети, кричат, руками машут, снимают на планшеты и мобильники! Я, естественно, в непонятках: чего, думаю, народ-то ликует? Но сам, понятное дело, приосанился, будто член политбюро на трибуне мавзолея, и солидно им так в ответ помахиваю. Вроде, даже что-то политически выдержанное крикнул об укреплении дружбы между народами или борьбе за мир, точно не помню.
Потом уже прочитал, что водобоязнь, оказывается, вообще национальная индийская фобия. Даже многие рыбаки, живущие морем, плавать не умеют. Поэтому дядька, умахавший от берега на сотню-другую метров, это диковина почище крылатого змея.

Парни из Пенджаба (северная Индия).




Того, что справа, зовут Нависингх Радхава. Судя по фамилии, он весьма непростого происхождения, родом из рáждпутов, североиндийского военно-феодального сословия наподобие европейских рыцарей и японских самураев. Раджпуты принадлежали к касте кшатриев - воинов и правителей. Выше них в кастовой иерархии была лишь варна брахманов или браминов - жрецов и духовных наставников. Нависингх очень хочет побывать в России и просил передать привет Путину.
Вот мне теперь еще заботы-то, Путину привет передавать...



Дядька, рисующий палкой на песке какие-то загадочные узоры.



Пожилая пара, красиво танцующая танго на закате.







Счастливый парень, прыгавший в воде, певший что-то и рисовавший на песке сердечки.



Черно-белая парочка, занимавшаяся какой-то неведомой мне гимнастикой.







Любовь-морковь.



Красотка.



Гуру.



И его паства, релаксирующая в шавáсане, позе мертвеца, после махания палками.



Юная наездница.



А по вечерам со стороны соседнего городка Арамболя по пляжу выгуливали таких вот красавцев.



Видно, нрав их крут, поэтому водят их по двое-трое мужиков, держа за продетые в ноздри веревки.









А еще нам понравились местные собаки, дружелюбные и неназойливые.





Интересно, конечно, не только на пляже.

Вот в соседнем поселке Ашвеме стайка индийской молодежи захотела запечатлеться с нами.




Это парень из Раджастана (штата на северо-западе Индии), хозяин лавочки в том же Ашвеме. Сетовал нам на немецкую пару, что зашла в лавку в обуви. Неужели им трудно разуться? У него ж тут на полу статуэтка Будды стоит, а в нише на стене - христианская иконка. Вот вы же (то есть, мы)  - культурные люди, почему они-то не могут?
Что тут скажешь, брат... Низковат еще у населения культур-мультур.




А вот прелестная колхозная сноповязалка машинка, с помощью которой получают бамбуковый (!) сок.



Парень берет вязанку побегов бамбука, небольшой лимон и несколько листьев мяты. Включает маленький бензиновый движок, пропускает все несколько раз через шестеренки - упс, и готова пара стаканов довольно приятного сока.


А у этой барышни мы состояли на "кокосовом довольствии": каждое утро брали по штуке, идя с пляжа.


Имени ее мы не знали, звали меж собою «нашей кокосовой девушкой». Уже перед отъездом выяснили, что фамилия ее Фернандес. Португальское наследство: в Гоа Фернандесов и Мартинесов с чисто индийской внешностью не меньше, чем в Бразилии Педро. 

А это наш приятель Муди, или, если полностью, Мудасир Бхатт, хозяин мандремской лавки, где продаются настоящие сокровища: шарфы и палантины из кашемира и пашмины.




Муди родом из Ладакха, высокогорной области на севере Индии, что лежит между величайшими горными системами мира – Гималаями и Куньлунем. Ладакх называют еще «Малым Тибетом» за сходство природы, климата и быта. Это суровая и малонаселенная страна.
Семья Муди живет в маленькой горной деревушке, у них, по-моему, 16 овец и пара яков. Все, мужчины и женщины, стар и млад, выделывают пашмину и ткут из нее шали, шарфы и т.п. Как говорит Муди, зрение он подсадил именно на этом деле.
Сейчас пашминой называют все подряд, включая синтетику с добавлением шерсти. Но настоящая пашмина - редкая и дорогая вещь. Это мягкая и совершенно невесомая ткань, которую выделывают из тончайшего пуха (подшерстка), взятого с шеи гималайской козы. Нить пашмины, которую прядут только вручную (иначе, увы, нельзя даже в век, когда космические корабли бороздят просторы вселенной), в несколько раз тоньше человеческого волоса. Поэтому и
изделия из нее ткут только на древних ручных станках. На один шарф уходит шерсть нескольких козочек. Отсюда - редкость и цена.
Я никогда и ничего не понимал в этих вещах. Ну, шерсть, ну тонкой выделки. Подумаешь…  Но увиденное у Муди впечатлило. Знакомство наше началось довольно интересно. Гуляя по центральной улице Мандрема и вволю насмотревшись на пледы якобы из шерсти яка, шарфы из подозрительного кашемира и пр., мы забрели в одну из лавочек и перебросились с симпатичным пареньком парой фраз. Наташа спросила, есть ли у него что-нибудь хорошее. «Вам нужно хорошее?» - совершенно серьезно спросил он. Ну да, отвечаем мы. Тогда сейчас достану! Тут, показывает он на стены своей лавки, одна ерунда. Действительно хорошие вещи я не выкладываю. Заинтригованные, мы решили подождать. То, что он достал, так сильно отличалось от всего, виденного ранее и в изобилии висевшего у него же по стенам, что даже я, повторюсь, крайне далекий от темы человек, разницу просек влет.
Ладно я. Одну из купленных у Муди шалей Наташа накинула на себя в аэропорту. В ожидании самолета  мы от нечего делать бродили по магазинчикам в зоне отлета. Зашли в один из них. Парень-продавец (торгующий шалями из псевдо-кашемира), увидев Наташин шарф, аж задохнулся: пашмина! Ладак! Где покупали? Объяснили. Знаю, говорит, этот магазин. Вот так. Наш Муди, скромный и искренний Муди, оказывается, известная личность. Он - один из немногих, кто продолжает хранить и сберегать традиции своей семьи. Мы искренне желаем ему удачи и процветания бизнеса!



Продолжение следует.
Tags: Гоа, Индийский океан, Индия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments